"Beatles" против "Stones" ?



   Соперничество "Битлов" и "Роллингов" - притча во языцех. Не менее мифологична их дружба. Известно, что впервые они познакомились весной 1963 года. Почему "великая четвёрка" решилась прийти на выступление "Stones" - неясно. (В ярких художественных красках об этой встрече можно прочитать в рассказе А. Ткачёва "Как тесен мир", журнал "From Me To You", 8/2001.) Известно, что этот концерт понравился Джорджу Харрисону настолько, что он настоятельно рекомендовал обратить внимание на начинающую тогда группу директору фирмы "Decca" Дику Роу. Факт этот непроверенный, но что есть - то есть. Впоследствии пути гигантов рока неоднократно пересекались. В 1964 г. "Beatles" пригласили Брайана Джонса, Кита Ричардса и Билла Уаймена на премьеру своего фильма "A Hard Day's Night". Мик Джаггер почтил своим присутствием записи песен "All You Need Is Love" (он подпевал со своей пассией Марианной в финальном хоре ) и "A Day In The Life" (существует его фотография с Полом Маккартни, сделанная в студии в те дни) в 1967 году.
   О совместных записях "Stones" и "Beatles" ходили легенды; на некоторых бутлегах можно найти песни группы "The End", преподнесённые как совместные творения двух великих ансамблей. В реальности лишь отдельные участники принимали участие в записи группы-коллеги. В разных источниках указано разное количество таких записей. Все без исключения называют участие Брайана Джонса в песне "Beatles" "You Know My Name" (он играл на саксофоне) и Леннона-Маккартни в песне "Stones" "We Love You" (подпевки). Что касается других записей, то здесь - разногласия. Например, Феликс Эйппли, автор исчерпывающего путеводителя по музыке "Rolling Stones", указывает участие Джонса в песнях "Beatles" "What's The New Mary Jane" (вибрафон) и "Yellow Submarine" (звуковые эффекты). Он же сообщает, что Мик Джаггер подпевал битлам на сингле "Baby You're A Rich Man". Некоторые источники утверждают, что в этой же записи Брайан Джонс играет на каком-то духовом инструменте (гобое или сопрано-саксофоне). Благодаря выходу во второй половине 90-х видео "Rock'n'Roll Circus" была окончательно поставлена ясность о существовании ещё нескольких совместных записей "Beatles" и "Stones". Действительно, специально для этого шоу 10-11 декабря 1968 года Джон Леннон и Кит Ричардс (на бас-гитаре) сыграли вместе вместе с Эриком Клэптоном (соло-гитара), Митчем Митчеллом (ударные) и Йоко Оно. Две песни, появившиеся на этом видео, ранее циркулировали на бутлегах. "Подпольщики" умудрились издать и третью совместную запись этой группы. Конечно, многим хотелось бы заполучить ещё и репетиционный материал "Цирка", но, к сожалению, на бутлеге Леннона "Dirty Mac Sessions" представлены только разные миксы уже издававшихся песен.
   Незадолго до своей смерти в 1969 г. Брайан Джонс поведал Николасу Фицджеральду о том, что сделал с Джоном Ленноном запись в студии фирмы "Apple". Всего в их новой группе было 4 человека, но Брайан отказался назвать имена остальных. Песню, которую они записали, назвали "Go To The Mountains", а группу окрестили "Balls". Близкие знакомые Джонса утверждают, что был даже сделан пробный отттиск этого сингла, чтобы послать его представителям музыкальной прессы. Но после смерти Брайана эта запись, как и многие другие его личные вещи, бесследно исчезли. И ещё пара пересечений "Beatles" и "Stones": если верить журналистам, то перед началом своего турне по США во 2-й половине 1969 г. "Роллинги" репетировали именно в студии "Apple"; год спустя эта же компания изготовила двойной ацетат концертного альбома "Get Yer Ya-Ya's Out" для представления его на суд Мика Джаггера и журнала "Rolling Stone".
    стоп-кадр из 'Рок-н-ролльного цирка' - в кружочке человек, похожий на Ринго Позволим себе представить на суд публики несколько любопытных наблюдений. В финале "Рок-н-ролльного Цирка", когда звучит песня "Salt Of The Earth", камера проходит по рядам зрителей, находившихся в студии. Можно заметить разных знаменитых и неизвестных людей. Неподалёку от уютно расположившегося с подругой Пита Тауншенда из "The Who" вместе со всеми в такт песне раскачивается человек с усами в красной накидке, очень напоминающий... Ринго Старра ! Его участие в съёмках никак не афишировалось, он не назван в справочной литературе даже в качестве зрителя. Но - чем чёрт не шутит: ведь Пол Маккартни появился среди зрителей в фильме-концерте "Stones" в Гайд-Парке полгода спустя. И второе. Раз Ф. Эйппли назвал Брайана Джонса играющим на вибрафоне в одной из малоизвестных песен "Beatles", почему Брайан не мог бы озвучить вибрафон и в той же "You Know My Name" ? Вопрос на засыпку любому знатоку. Правду знает только единственный оставшийся в живых участник этой записи - Пол Маккартни, так как согласно справочникам по творчеству "Beatles", кроме него, Джонса и Джона Леннона, в создании этой песни никто не участвовал. Будем ждать... А теперь - две любопытных публикации по нашей теме.

   Кит Ричардс о Джоне Ленноне (журнал "Rolling Stone", 9 ноября 2000 г.):

   "В конце 1980 года я жил в центре Нью-Йорка на 5-й Авеню. Когда я только услышал о том, что случилось с Джоном, то подумал: "Он выкарабкается", знаете, "это просто телесная рана." Это оказалось раной для всех, на самом деле. Он был забавным парнем. Внезапно понимаешь, что происшедшее - невероятно. И не веришь в это. Думаешь: "Боже мой, почему я не могу ничего сделать, чтобы спасти его ?" Я тогда напился. Потом была заморочка с телефоном - хотелось узнать, в порядке ли Йоко.
   Были "Beatles", и был Джон. Их групповой союз был великолепен. Но Джон был всегда сам по себе. Мы очень хорошо относились друг к другу. Мы виделись не слишком часто, но он мог внезапно появиться в том же отеле, где остановился я. Если Джон приходил к кому-нибудь в гости, это означало, что Джон хочет устроить вечеринку. Мы не обсуждали с ним, знаете, философию и т.п., хотя этим обычно кончалось. Только "Stones" приезжали в какой-нибудь городишко, в дверь моего номера раздавался стук: "Эй, чувак, как оно ?" Мы брали гитары и пели. А в оставшееся время перемывали косточки власти, рассуждали о мировых проблемах.
   Он повлиял на меня сильнее, чем кто-либо. Я тоже во многом повлиял на Джона. Джон взял это с собой. Когда умирал мой отец, то он подмигнул мне перед тем, как уйти навеки. Теперь я думаю о смерти с большей лёгкостью, нежели раньше. Я никак не могу забыть, как он мне подмигнул. И когда придёт мой час, я подмигну Джону."

   Кит Ричардс о Джордж Харрисоне (17 января 2002 г.):

   "Вспоминаю первую встречу с Джорджем - "Stones" тогда давали обычный концерт в баре на западе Лондона. Внезапно в дверном проёме появились четыре парня в чёрных кожаных пальто, и кто-то - Мик или Брайан - толкает меня локтём под рёбра: "Это же "Beatles" !" Раз взглянув на Джорджа и остальных, подумалось: "Они - такие же, как на обложках своих дисков !" А мы в то время играли за 50 центов.
   У меня с Джорджем было нечто вроде внутренней связи, об этом никто не говорил вслух... мы играли одинаковые роли в своих группах. Мы думали: "Без нас они - никуда", но не высказывали это своим коллегам, а говорили о вещах вроде: "Как у тебя, конец ещё стоит ?" и т.д. Джордж был во многом загадочной личностью. У него было особенное, сдержанное чувство юмора. Но между нами всегда была эта незримая связь.
   Это правда, что он был отличным парнем. Никогда бы не поверил, что кто-то может не любить его так, чтобы напасть на него с ножом, как это случилось в 1999 г. в доме Джорджа. Думаю, он одолел бы свою болезнь так же, как и выжил после ножа. Среди всех "Beatles" моим лучшим товарищем был Джон, потому что Джордж был человеком немного в себе. Но сейчас я одинаково сокрушаюсь по ним обоим: "О Господи, одного - из пистолета, другого - ножом." Эти вещи до сих пор приводят меня в недоумение, хотя Джордж умер и не от раны. Такие замечательные люди, создавшие чудесную музыку и не причинившие никому зла - и испытали на себе такую жестокость. Я имею в виду, что на меня тоже покушались несколько раз, но мои раны всегда заживали.
   Узнав о смерти Джорджа, я подумал: "О, этого не может быть". Вы знаете, в людях он старался видеть только хорошее. Такой судьбы Джордж заслуживал меньше всех на свете. Он был одним из самых сердечных джентльменов, которых я когда-либо знал. Я хочу сказать, что судя беспристрастно, не используя ярких эпитетов, как делают обычно в отношении ушедших в мир иной, он на самом деле был светлым, любящим человеком. Одна мысль о том, что кто-то может совершить покушение на его жизнь... Я имею в виду, все знают, что он не погиб тогда, но я убеждён, что то ужасное событие нанесло урон его иммунитету. Так же как и его старушке с сыном. Потому что этого просто не должно было случиться с Джорджем. Это могло бы случиться со мной, и никто бы не удивился, понимаете ? Но только не с Джорджем...
   Что ещё можно сказать о нём... Все знают, что он был великим человеком, наверное, одним из тех, о которых говорят: "Не дай ему Бог никаких испытаний." Но ему больше всего по душе была частная жизнь. В этом мы с ним похожи: "Не надо мне телохранителей и всего такого, я хочу жить так, как я хочу, не желаю находиться в коконе." Потому что это разрушает личность.
   Джордж был таким художником, который, не создавая большого количества песен, вкладывал в то немногое, что выходило из-под его пера, много значения, много труда, много мозговой работы. Невероятно застенчивый человек, он уважал свой труд и свои желания. Его записи говорят сами за себя: "While My Guitar Gently Weeps", "Something", "My Sweet Lord". Когда у Джорджа наклёвывалась вещь, он долго трудился над ней до тех пор, пока, по его мнению, песня не принимала желаемого вида. Так работать нелегко, когда ты - часть единого целого.
   Он оставил о себе добрую память. Его уход - горе для каждого. В общении он мог быть очень весёлым человеком. Когда ему этого хотелось. И такие дни мне запомнились гораздо лучше, чем последние несколько лет. Я помню, как в 1967 году копы ждали, пока он уедет из моего дома, чтобы нагрянуть ко мне с обыском. Джордж всегда отмечал потом: " Вот в чём разница между "Beatles" и "Stones". Когда "Битлы" отваливают, "Роллингов" арестовывают." К несчастью, вскоре после этого их тоже арестовали, и им пришлось ничуть не слаще нас. Общее между Джорджем и "Beatles" c одной стороны и нами с другой - это то, что будучи практически одного возраста, мы добились невероятных результатов в наших карьерах без какого бы то ни было специального образования. Понимаете, что я имею в виду ? Нельзя поступить в школу звёзд. И Джордж никогда не стремился быть звездой. Он чем-то напоминает мне Чарли Уоттса - такой же немного замкнутый, скромный и просто джентльмен. Такое я могу сказать только о немногих, с кем меня сталкивала судьба, и уж конечно не могу сказать о себе. Джимми Фелдж (слева) и Брайан Джонс
на вечеринке по поводу премьеры битловского фильма
'A Hard Day's Night' Джордж был ДЖЕНТЛЬМЕНОМ.
   По-моему, последний раз я видел его, когда он пришёл на концерт "Stones" в Лондоне летом 1999 г. Он был в образе Джорджа-Фермера. Он - прекрасный садовод. Джордж обожал свой сад - вот ещё одно качество настоящего джентльмена. Он зашёл к нам за кулисы - он был тогда в приподнятом настроении. Я просто спросил его: " Как дела, как здоровье и прочее дерьмо", и он сказал: " О-кей". На вид он не испытывал никаких проблем. Я счастлив, что увидел его в последний раз именно таким. Но, знаете, многократные приступы боли для человека - не самое тяжёлое, что может быть в жизни.
   Его внутренний мир - вот это вещь ! Но мне не хотелось бы говорить об этом, так как я в нём ничего не смыслю. Я отношусь с большим уважением ко всем этим Свами, и я всегда говорил об этом Джорджу. Понимаете, мне это всегда казалось интересным - почему бы не узнать побольше об эзотерических восточных религиях ? Но я ничего не знаю о Ганге и подобных вещах. Река, ничем не отличающаяся от других, все они впадают в одно море... Зато я знаю, что он был прекрасным лид-гитаристом, и прекрасно, что этого не высказывали открыто. Всё дело в том, что есть Джими Хендрикс, есть Эрик Клэптон, а есть ребята, которые могут играть только в группе. Джордж был групповым, командным игроком. Для меня этот факт поднимает музыканта на порядок выше какого-нибудь там однодневного виртуоза. Я не имею в виду, что такими были Джими или Эрик. Но народ слушает прежде всего лид-гитары,"бла-да-бла-да-бла-да-бла" и "обратную связь". Те, кто в своём творчестве максимум влияния уделяют этому - лицемеры. Джордж был художником, но также и трудягой, на. Слушая его песни, понимаешь, сколько всего в них вложено. У него не было проходных нот. Джордж оттачивал свои вещи очень, очень тщательно, и они неизменно звучали по-особенному.
   Это был такой человек, что мог создать великую песню или великую пластинку когда угодно. Мне для этого нужно что-нибудь дополнительное. Например, сидеть на толчке. Мне всегда нравилась "Guitar Gently Weeps", потому что это - гитарная вещь. И "Here Comes The Sun" - просто красота. Красота. Невероятно тонко отшлифовано. Что можно сказать - в тихом омуте черти водятся. Не сомневаюсь, что внутренний мир Джорджа был очень богат, но во многом он так и не открылся. В то же время каждый раз, когда он творил, то вкладывал в это частичку своей души. Поэтому начинает казаться, что знаешь Джорджа лучше, чем он сам.
   Я буду скучать по нему. Если есть что-то вроде рая или подобного дерьма, они с Джоном, наверное говорят там друг другу: "Как дела, старина, давай по маленькой !" Остаётся только не поминать его лихом. Думаю, они джемуют там с Джоном. И мне согревает душу то, что его мучения не были долгими, хотя, наверное, он успел настрадаться. Но душа бессмертна. Записываешь диск-другой, а в них - частичка твоего бессмертия. Вот в чём штука ! Джордж оставил свой след на Земле. Не думаю, что могу сказать что-нибудь более подходящее, чем это: " Джордж! Мне не хватает тебя. Благослови тебя Бог. Мы слушаем твои записи."
  

Назад