Кит Ричардс: «Мы будем жить вечно»

(Интервью к 20-летию журнала “Q”, ноябрь 2006 г.)

   - Как ты поживаешь ?
   - Я ? Прекрасно. Все больше времени проходит с тех пор, как я упал со своего насеста. Я чувствую себя так же. как и раньше, за исключением того, что в моей голове теперь 6 титановых пластинок. Они хорошо вошли, они там пригляделись друг к другу. Доктор поседел к тому времени, когда я проснулся.
   - Как высоко на дереве ты был, когда упал ?
   - Мои ноги были на 2 фута от земли. Вся штука в том, что я не смог зацепиться за листву потому, что только что поплавал с Ронни. Он собрал гамак, и мы просто старались высохнуть. Там были Джозефина и Патриция (Джо Вуд и Патти Хансен), наши старушки, готовили обед, и единственное место, куда можно было залезть – это это почти горизонтальное дерево. И я подумал, что посижу и т .д., а тут – упс! Классно!
   - Где ты сейчас ?
   - Дома в Коннектикуте. **усь с садом, немного плаваю. Я наблюдаю за своим лимонным деревом, которое вырастил из косточки.
   - Теперь не надо никуда забираться, Кит.
   - Нет, я больше не буду этим заниматься.
   - Что для тебя значит журнал “Q”?
   - Он – как часть моей жизни. Не верю, что ему уже 20 лет. У меня всегда есть журналы в самолете, и я всегда беру с собой “Q”. Он – как старый друг.
   - Самое лучшее, что ты когда-либо видел в “Q”?
   - Я!
   - Что ты делал 20 лет назад ?
   - В общем… То же самое, что я делаю сейчас. Где я был 20 лет назад ? Дай мне подумать …
   - Вы издали “Dirty Work”, Мик не захотел ехать в турне...
   - О, дорогуша, да. Неважные времена для “Stones”. Внезапно у меня не оказалось группы. Но… происходит же всякое дерьмо. Это было время перемен.
   - Какой первый альбом ты купил на CD ?
   - Я никогда не покупал CD, мне их всегда дарят. Что мне понравилось в CD в первую очередь – это то, что стали выходить хорошие реггей- и блюз-сборники. Ты думал: «Ах, эта песня… Я разыскивал её несколько лет.»
   - А первая песня, что ты скачал ?
   - Это делают для меня мои дочки. Я говорю: «Я только что подумал об этой песне – Макс Ромео или Ли Перри.» Мои девчонки делают это для меня. Я всегда смотрел на компьютер так: «Ох, теерь каждый хочет, на, только нажимать на кнопки.»
   - Кто твой любимый артист за последние 20 лет ?
   - Я хочу сказать, что Нора Джонс делает поп-музыку талантливо. Красивая исполнительница, и мне нравится, когда певцы играют на инструментах. Вот почему Мик играет на гармонике (убийственный смех).
   - Какое твое самое ужасное происшествие, связанное с модой ?
   - Когда я одолжил Мику свой подвенечный костюм. Потому что он напился и испортил его. Он теперь ничего не пьёт, кроме содовой …
   - Если бы ты говорил с самим собой 20 лет назад, что бы ты себе посоветовал ?
   - Делать то, что ты делаешь, ты кончишь, как я, и не переживай из-за этого.
   - Твой самый любимый наркотик за последние 20 лет ?
   - О, я думаю, что то качество ушло. Все, что теперь стараются делать – это добиться отключки любой ценой. Мне не нравится, как они действуют на мозг, вместо того, чтобы действовать на кровеносную систему. Ты говоришь с человеком, который знает свои наркотики, хе-хе. Вот почему я не употребляю никаких, за исключением того, что мне пришлось полежать под их воздействием с открытым мозгом ( во время операции). Я пару недель пожил на морфине, мне пришлось, когда я прошел через это.
   - Ты себя помнишь в этом состоянии ?
   - Эй, надо благодарить за это доктора. Я старался как можно больше выжать из ночной медсестры. (игриво) Она была очень услужливой.
   - Ты боишься смерти ?
   - Нет, нет, я отталкиваю её от себя. Кто его знает, дружище ? Это дерево могло убить меня. Как и многие другие вещи. Я не думаю, сколько мне ещё осталось. Когда я буду собираться на тот свет, старик, для всех изобретут запасные части. Мы будем жить вечно.
   - Твое недавное столкновение со смертью не испугало тебя ?
   - Это было всего лишь её легкое прикосновение.
   - Что ты будешь делать в следующие 20 минут ?
   - На самом деле, я жду, когда приедет Боб Дилан. Он тут поблизости репетирует, а я ничего не делаю, так что типа: «Эй, давай заходи, Боб».
  

Назад