33 интересных факта о Ките Ричардсе

  
Адриан Дивой, Майк Эррико
   Журнал “Blender”, 16 апреля 2008 г.

   Гитарист «Роллингов» - большой поклонник благовоний и чая, а также очень любит бить врагов гитарой по голове. Чтобы этого не случилось с вами, не просите его послушать последний сольный альбом Мика Джаггера. И не вздумайте угощать его сыром…

   1. Если Ричардс хоть немного не видит остальных «Роллингов», он вроде как начинает скучать по ним.
   Когда группа собралась в мировое турне в 2002-м, легендарный гитарист был чрезвычайно взволнован, снова встретившись со старыми приятелями. «Ронни был в прекрасной форме, поскольку находился в завязке, мистер Уоттс – как всегда безупречен, а Мик вел себя как никогда хорошо».
   2. «Без меня он не так хорош, разве нет ?»
   Прослушав первые три песни с сольного альбома Джаггера «Богиня при дверях», Ричардс назвал его «Собачье дерьмо при дверях». «А ему все равно. Мик толстокожий, как носорог».
   3. Ричардс тоже был ребенком… когда-то
   «Я с трудом вспоминаю детство. Это было сразу после Второй Мировой войны, все эти рации, прицелы для бомбометания, школьные кепки и носки. Очень по-английски. Я был единственным ребенком в семье, и поэтому много читал. У меня до сих пор сохранилась книжка «Просто Вильям».
   4. В это трудно поверить, но его выгнали из школьного хора.
   Еще труднее поверить, что это случилось не из-за плохого поведения. «У меня сломался голос, - жалуется он. – У меня было сопрано, и в 1956-м мы пели на Рождество для королевы в Вестминстерском аббатстве. Мы были первоклассным хором, и нас приглашали на все большие концерты. А потом стали расти года, и я внезапно обнаружил себя сидящим в классе физики».
   5. Он открыл малоизвестную связь между физикой и рок-н-роллом.
   Уча в школе физику, Ричардс вскоре убедился, что ему явно не светит быть академиком. «Я подумал: «Я же, э-э... не понимаю в этом ни слова. Лучше я сконцентрируюсь на гитаре». Следующее, что я знал – в оранжевых носках я буду точь в точь как Элвис Пресли».
   6. Он потерял невинность в автофургоне.
   «О Боже, это было великолепно. Я просто не мог поверить, что она мне дала. Мне было 15, и мы лежали в фургоне, дело было в приморском городке на юге Англии. Я помню, что очень преуспел в прелюдии, но немного поторопился, когда дошло до самого дела. Она в общем-то была милой девочкой. Они все такие, разве не так ? Интересно, что теперь с ней… Как ты там поживаешь, дорогая ?»
   7. Девять дней: максимум, сколько Ричардс провел без сна.
   В конце концов он упал лицом на стереосистему. В итоге – перелом переносицы (до сих пор у него остался небольшой шрам). «Я много нанюхался, - признается он, что в общем-то необязательно было и делать, - и всё происходящее вокруг для меня было слишком интересным, чтобы просто лечь спать. Я был вполне в себе. А потом я столкнулся с колонкой. Я даже помню её марку – JBL».
   8. Ричардс дает полезные советы. Полезный совет № 1: как обустроить гостиничный номер.
   «Включите какую-нибудь арабскую музыку, разбросайте кой-чего и зажгите благовония. Сделайте её своей личной комнатой, иначе даже самый роскошный номер превратится в тюремную камеру. Особенно теперь, когда уже нельзя открывать чертовы окна».
   9. Он по-прежнему надувается от гордости, когда на сцене приходится играть “Tumbling Dice” .
   «Оо, йее, - урчит он, напевая это протяжное гитарное вступление. «Ахх! Ммм. По поводу некоторых песен «Стоунз» думаешь: «Это была Альфа, теперь давай сыграем Феррари».
   10. Он не такой разухабистый пират, каким вы наверняка его себе представляете.
   Хоть он и неистово поглощал вино, женщин и запрещенные наркотики, Ричардс с неохотой подводит себя под рок-н-ролльные стереотипы. «Я – гораздо более разносторонний персонаж, чем то, как обо мне думают, - говорит он со вздохом. – Я не рычу и не разрываю жертвам глотки в темных аллеях. Я, например, сам готовлю себе завтрак и завариваю очень вкусный чай».
   11. Юг Франции, “Exile On Main St.” и всё такое.
   Здесь «Стоунз» записали, возможно, свою лучшую работу. «Чувствовалось, что мы создаем нечто, но мы толком не представляли, что это такое, - говорит Ричардс. – Я помню, как мы работали в подвале в полной тьме по 20 часов подряд, а потом поднимались в эту чудесную виллу и смотрели на блестящую поверхность Средиземного моря. Это был странный контраст».
   12. Безымянный палец на правой руке.
   Он носит свой знаменитый серебряный перстень с черепом с самого начала 70-х, так как он напоминает ему о том, что «мы все одинаковые под обложкой».
   13. «Никогда не жалей о своих штанах».
   Смелое высказывание от человека, который когда-то носил клёши с рисунком, имитирующим кашмирскую шаль, шесть месяцев кряду. «Мода всегда описывает полный круг, и штаны, которые мне следовало беречь, стали писком моды. Так что я снова не жалею о том, что жалел».
   14. Никогда он не назовёт Джаггера «сэр Мик».
   Ричардс неохотно признаёт рыцарский титул певца своей группы. «Зовите его как хотите – у нас для него есть другие эпитеты. Он пытается представить всё таким образом, будто это ему всучили насильно. Он теперь в той же тусе, что и сэр Пол с сэром Элтоном. Это презренная честь… Он присоединился к блюдолизам. Я ему сказал: «Теперь проси титул лорда».
   15. Тыща гитар и один рачительный хозяин.
   Ричардс жалуется, что число гитар в его коллекции теперь перевалило за тысячу, и что они хранятся «где-то в специальной комнате с контролем температуры». Многие из них он вообще никогда не брал в руки. «Мне их отдают, а я не в состоянии отказаться от красивой гитары. Но наступает момент, когда уже просто не помнишь, что у тебя есть».
   16. «Может подскажете какие-нибудь новые пороки, а ?»
   «Мне бы хотелось, чтобы придумали нечто новое в этой области, - хихикает он. Что же чувствовал Ричардс, впервые раскурив косяк? «То, во что я со временем превратился, поэтому мне это так нравится».
   17. Он никогда не был одним из тех наркоманов, которые влюблены в этот ритуал.
   «Вся штука в том, что я всегда ненавидел сам процесс. Я делал это чисто механически. Я никогда не зависал ни на каких наркотиках – кроме, наверное, опиума».
   18. У него смешанные чувства по отношению к горячей ванне.
   Его нужно заставлять, чтобы он принял её, но если уж он пошел туда, то его оттуда уже не выманить. «Разница в температурах – это свыше того, что я могу вынести, - тяжко вздыхает он, - но когда я нахожусь там, я думаю: «Это просто роскошно!» Я часто кричу своей старухе: «Я делаю себе вред и обожаю это!» Потом, когда я выхожу оттуда, то чувствую себя расслабленным».
   19. Полезный совет №2: как правильно огреть кого-нибудь по голове электрогитарой.
   «Надо сделать это по-быстрому, пока у жертвы еще нет шанса ответить, - советует он. – Гитара словно создана для этого».
   20. Зачем пытаться сочинять песни, когда они сами «приходят к тебе извне»?
   Вместо того, чтобы выворачивать себе душу наизнанку в поисках новых песен, Ричардс просто бренчит на гитаре, пока на него не находит нечто. «Когда сидишь достаточно долго, что-то обязательно придёт, - говорит он. – Я – просто медиум, приёмник, средство передачи. Я оттачиваю то, что снизошло на меня, и передаю в эфир».
   21. Его нынешняя выпивка – девчачья.
   Энтузиаст в плане алкоголя, он, впрочем, воздерживается от радостей «Джека Даниелса», предпочитая теперь более здоровый напиток: водку и апельсиновый “Sunkist”. «Это называется Ядерные Отходы, - выдает он, осушая очередной бокал с флюоресцирующей жидкостью. – Виски со мной больше не дружит. Старое тело не может больше его выносить. Бренди – это просто убийство, вино хорошо идет под еду, так что я как-то остановился на этом. Немного льда. Чудесно. За ваше здоровье!»
   22. «Я одухотворен, но не религиозен».
   Не в пример многим рок-звездам - «Битлз», Бобу Дилану и – о да! - Кэту Стивенсу – Ричардс никогда не соблазнялся по поводу религии. «Это свойственно простым смертным, - говорит он с издевкой. - Только я не простой смертный. Я-то знаю, к кому обращаться...»
   23. Но он убежден, что сыр – это сатанинское блюдо.
   «Я не аллергик, просто не люблю его. Меня отталкивает одна только мысль о свернувшемся молоке. Наверное, это идет со школьных времен, когда заставляли пить молоко насильно. Но также мой папа ненавидел сыр, так что это, может быть, в генах. Обо всех остальных молочных продуктах я могу сказать так: «Мы любим масло, мы любим молоко. И даже топленые сливки, так их!»
   24. «Эта ненужная информация, призванная разжечь мое воображение…» ( цитата из “Satisfaction”)
   Если вы хотите позвонить Ричардсу, то не лучший способ – набрать номер его мобильника. «Терпеть их не могу, - хмурится он, - то есть, они же нагреваются – так какого черта? Это все равно что класть голову в микроволновку».
   25. Ричардс, Брайан Джонс, Анита Палленберг и голубой «Бентли» в Марракеше.
   Это было самое дружеское путешествие в духе конца 60-х, пока Ричардс не принял решение увести у Джонса подругу. «Ах! Луна, пустыня, бедуины, базары… - вспоминает он. – У меня всегда был пунктик по поводу красивых женщин. По счастливой случайности, у некоторых из них был пунктик по поводу меня».
   26. Факт: однажды на сцене во Франкфурте, Германия, он подскользнулся на франкфуртере.
   «Что самое нелепое, - замечает он, - спустя два дня в Гамбурге я подскользнулся на гамбургере! Это – чистая правда. Обычно мне на сцену швыряют целый душ из наркоты, но на самом деле нужно было остерегаться немецкой еды».
   27. Арест за хранение наркотиков, оказывается, может быть и положительной вещью.
   Торонто, 1977: Ричардса судят по обвинению в употреблении героина с перспективой длительного тюремного заключения. Самые суровые времена в его жизни ? Как бы не так. «Можно сказать, это было счастьем, - возражает он. – Я сидел на игле так долго, что это могло зайти очень далеко… Я был на грани. Так что: «Ой!», но: «Аллилуйя»! Это было такое послание свыше, дружище».
   28. Он посещает спортзал, скажем так, не часто.
   «Мне не нужны упражнения», - говорит Ричардс, усмехаясь. «Я играю в «Роллинг Стоунз», и моя старушка – просто отличная. Чего же мне еще надо ?»
   29. Он, слава тебе Господи, дедушка!
   «Я всё еще постигаю мастерство быть дедушкой. Это – как быть папой, только с привкусом разложения и озорства».
   30. Он (вроде как) смеётся в лицо смерти.
   «Я был близок с ней: автомобильные аварии, пулевые ранения, сверхдозы стрихнина. В последнем случае ты всё чувствуешь, но не можешь пошевелить ни единым членом. Это – как быть похороненным заживо. Я однажды реально покинул свое тело, когда мы с Анитой перевернулись на кабриолете марки «Мерседес». Он сделал три оборота вокруг своей оси. Я до сих пор помню каждую заклепку на днище той машины».
   32. Полезный совет №3: как завершить драку с минимумом потерь.
   «Бейте поддых, а потом ударьте противника по голове чем-нибудь твердым, например, головой его подельника – если их двое. И неплохо бы начинать первым. Нельзя недооценивать элемент неожиданности».
   33. Он – весьма задушевный человек.
   Ричардс поднимает свой бокал за Blender.com: «Наверное, это правда. Я такой, потому что соблюдаю диету из задушевной музыки и некоторых очень задушевных людей, с которыми я время от времени общаюсь. Спасибо вам большое: задушевный - это про меня. Главное, что не задушенный».
  

Назад