Мик Тейлор: блудный сын "ROLLING STONES"



   (Продолжение: 1975-1976)


   В журнале "Crawdaddy" за март 1975 г. сказано, чем занимался в то время Брюс. Он "терпеливо ждал весь конец (1974) года, когда из Америки приедет гитарист Стив Хантер, и с большим подъёмом репетировал с ударником Брюсом Гари, они играли вещи Брюса-Брауна. Наступил декабрь, не за горами было Рождество, и только тогда Брюс понял, что Хантер не прилетит в Англию, как было запланировано ранее. С быстрым приближением Нового года Джек Брюс чувствовал себя без группы как голый; ситуация была не из приятных.
   Джек обратился к Энди Джонсу, продюсеру своих 2-х альбомов "Songs For A Tailor" и "Out Of The Storm", и тот случайно проговорился, что Мик Тейлор был бы подходящей кандидатурой на место гитариста. Брюс встретился с Тейлором, они немного поиграли в студии, а спустя неделю появилось официальное сообщение о том, что Тейлор покидает "Rolling Stones". Джек нашёл себе гитариста. "Как я и думал, Мик оказался очень компетентным музыкантом", - говорит Брюс. "Находясь в поиске музыкантов для новой группы, я узнал, как мало на свете хороших и разносторонних гитаристов. Есть имитаторы Клэптона, а это - Мик сам по себе", - Брюс на миг замирает в восхищении." - Очень уникальный исполнитель. Честно говоря, я не любитель "Stones". Они почти похоронили в себе талант Мика, его взгляд на музыку отличался от их взгляда, потому что они - не музыкальный коллектив, а нечто другое."
   Слово журналу "Crawdaddy": "...Группа будет исполнять синтез разных стилей, как фирменное звучание рока 60-х, так и джазовые мотивы 70-х. Состав группы состоит из "звёзд", но главная роль отводится Джеку, так как он стоит у истоков создания ансамбля. "Это моя группа, и точка,- говорит Джек Брюс." - Вначале я не думал, что она будет именно моей, я подыскивал ей название и собирался стать одним из равноправных участников. Но Мик дал мне понять, что группа должна быть именно моей. Он оказался прав, но я думаю, что со временем группа превратится в кое-что иное. Отправной точкой в репертуаре будет альбом "Out Of The Storm", но я буду только рад, если музыканты станут предлагать что-то своё"." Последнее высказывание противоречило реальности: Тейлор думал, что вступил в демократичный коллектив, и был очень задет, когда группа вместо того, чтобы создавать новый материал, целиком сосредоточилась на песнях из альбомов Брюса.
   "Crawdaddy": "Брюс надеется отправиться в гастрольную поездку сперва по Европе, а потом и по Америке. "Это не такая группа, которой требуется много репетировать",- говорит он,-" я допускаю известную долю импровизации, но получасовые соло - это уж чересчур. Мы будем работать по гибкому графику. Когда-то было такое время, что соло на полчаса были необходимы - так, стоя на сцене Филмора и играя первое, что мне приходило в голову, я и выработал свою манеру исполнения. Но теперь музыка превратилась в подобие языка, в ней нет места разрозненным частям. Что меня больше всего волнует - это какая публика придёт на наши концерты", - с детской непосредственностью говорит Брюс. " - Очевидно, мы переманим часть слушателей у "Stones", в чём нет ничего предосудительного, так как я считаю, что наша музыка понравится многим. Будут также приходить люди, знакомые с моими сольными вещами и с творчеством Карлы. Но всё равно наша музыка будет сюрпризом", - мечтает он."
   К сожалению, для Тейлора сюрпризом стала политика Брюса в группе. Мик сказал в интервью журналу "Guitar Player" (февраль 1980 г.): " Мы быстро сколотили команду, и гастроли оказались чем-то роде рекламы сольных альбомов Джека. Это было не то, о чём мы договаривались вначале. Совсем не то. Я и не думал, что так получится. Я очень надеялся, что мы с Джеком сделаем что-нибудь совместное. Но, как вы знаете, этого не произошло. Мы просто собрали группу и поехали в турне, чтобы играть песни Джека..." В середине 1975 г. "Rolling Stone" поместил такой заголовок : "Брюс и Тейлор - группа неудачников". Карла Блей говорила: "... На наши выступления приходили люди, которые мало интересовались нашим прежним творчеством." Мик не терял оптимизма: " Всё случилось в очень подходящее время. Я не страдал пессимизмом, как Джек. Я не соло-артист. Но уже давно я чувствую, что не развиваюсь как музыкант. Мой потенциал растрачивался на пустяки... Я знаю, что в основном группы Джека существовали недолго, но эта группа - особенная. У каждого одно желание - играть с Джеком, играть его музыку. Мы - не студийные музыканты, выступающие для "галочки". Мы играем, потому что нам это нравится."
   Закончив репетиции, группа совершила турне по Европе. "Я был очень удивлён публикой, - говорил Тейлор,- наверняка она даже не знала, чего от нас ждать. Я сомневался, сможем ли мы работать на сцене. В начале каждого концерта люди выкрикивали названия песен "Cream" и даже "Rolling Stones", но мы были тверды - не исполняли их, и в конце концов публике понравились наши выступления." Кстати, группа всё-таки завершала концерты хитами "Cream", ещё боле разнообразив и без того эклектичный репертуар.
   Музыка, которую она играла, не была похожа ни на что, чем ранее занимался Мик Тейлор. Представьте себе нечто вроде музыки "Yes" с вокалом Брюса - это и есть их саунд, в котором - сложные, длинные инструментальные партии, быстрые смены темпа и динамики. Электронные клавишные были важной его частью. Каждый участник был виртуозом, играл сложную, виртуозную музыку. Конечно, она была не такой, от которой фанаты приходили в экстаз или танцевали. Это была "головная" музыка, очень изобретательная, но вместе с тем и вызывающая, лежащая выше предела понимания простых слушателей, желавших, чтобы группа играла "Sunshine Of Your Love" или "Brown Sugar".
   Согласно книге Э.Льюиса, во время встреч с прессой Тейлору приходилось больше говорить о своём расставании со "Stones", чем о своей новой музыке. Мик рассказывал: " "Роллинги" были такой занятой группой, что у меня не оставалось времени на саморазвитие. Моя игра становилась механической. Я не мог прочувствовать репертуар. Мы выступали по часу 15 минут, но, честно говоря, мне было так скучно, как будто мы играли несколько часов. С новой группой мы играем 2 с половиной часа, и кажется, что концерт проходит мгновенно." Брюс: "У нас нет аншлагов. Ведь мы ещё не играли "Brown Sugar"." "Да, ещё нет," - подхватывал Тейлор. Карла Блей: " "Brown Sugar"? А что это такое?"
   Группа Джека Брюса гастролировала по Европе с 22 апреля по 19 мая, дав концерты в Испании, Западной Германии, Бельгии, Голландии, Дании и Швеции. После небольшого перерыва началось турне по Англии - с 30 мая по 9 июня. Появление группы на телешоу Би-Би-Си "The Old Grey Whistle Test" 6 июня дало зрителям шанс увидеть и услышать новый коллектив попристальней. Мик Тейлор выглядел очень изящным с длинными волосами и в тёмных очках. Как и в "Stones", он просто стоял и играл, более заботясь о музыкальном, нежели визуальном эффекте. Это ТВ-шоу вместе с недавно вышедшей записью концерта в Манчестере является пока единственным официальным документом истории группы. Выпущенный в Европе в 1998 г. компакт-диск "Джек Брюс: Live On The Old Grey Whistle Test" содержит 7 из 8-и заснятых тогда песен, исключая трек "Without a Word". Гораздо хуже, чем отсутствие этой вещи, выглядит редакция песни "Smiles And Grins": на видео Мик отколол соло, подобное "Time Waits For No One". На диске это соло безжалостно обрезано, так что есть отличный предлог достать и посмотреть это видео.
   Ранее, до 1998 г., циркулировали только бутлеги. На диске "May I Have a Recording Contract" появилась одна песня - "Out Intо The Fields", записанная 8 мая в Нидерландах. Запись велась из публики, но слышимость хорошая. Медленный, драматичный номер позволил Тейлору показать себя в нескольких эмоциональных линиях лидер-гитары. В середине 90-х бутлег фирмы "Haight Street Records" на компакт-диске "Weird of Hermiston" запечатлел концерт в Гётеборге, Швеция, 17 мая 1975 года. В нём 12 песен, в том числе "Politician" и "Sunshine Of Your Love", есть купюры. Слушая этот диск, можно каждый может более комплексно представить образ группы. Качество звука здесь тоже не ахти какое, но дух коллектива передан в полной мере.
   Среди всех бутлегов самый последний по времени выпуска является самым полным: это двойной компакт-диск "Live In Stockholm" фирмы "Killing Floor" с концертом 16 мая. Источником для него в очередной раз послужила запись из публики, на этот раз с громкими голосами зрителей, но звук улучшается с течением концерта. Этот бутлег выгодно отличается от остальных прежде всего полным соло в "Smiles And Grins". Здесь же можно найти неровную, но энергичную "Sunshine Of Your Love". Интересно слышать, как основную тему развивают Тейлор и Брюс; как и следовало ожидать, два клавишника немного тянут на себя одеяло, но импровизации очень неплохие. Упомянутые два последних диска содержат инструментальную пьесу Тони Уильямса "Spirit". Звук Мика Тейлора более джазовый, чем в составе "Роллингов". Он играл на коричневом "Gibson ES-345", и его партии выглядели не так блюзово, как раньше, но всегда с огнём. Это были самые трудные концерты в его жизни, так как каждая песня была развернутым произведением в нескольких частях, с атакующим звучанием клавишных, не говоря уже об активной лидер-бас-гитаре Джека Брюса.
   Мик всё время показывал высочайший класс игры, здесь он был в команде одинаково мыслящих музыкантов, и результаты их взаимодействия были просто удивительными. Если бы этот состав просуществовал подольше, имя Тейлора можно было поставить в один ряд с такими гитаристами, как Стив Хоу или Майк Олдфилд. К сожалению, этого не произошло. Некоторые утверждали, что группа погрязла в наркотиках. Кристофер Сэндфорд в своей книге "Мик Джаггер: просто крутой" пишет: " Одно из немногочисленных выступлений Тейлора с Брюсом проходило на майском бале в Кембридже. Мик, казалось, был в дурмане, так как не замечал, что его освистывают студенты." Другая проблема была в личных взаимоотношениях между участниками группы. Если верить книге Э.Льюиса, то "после небольшого турне, за несколько часов до начала записи первого альбома Мик и Карла покинули коллектив. Тейлор объяснял: "Не думаю, что мы не подошли друг другу как музыканты. Просто мы выбрали неподходящее время. Я покинул "Stones" и знал, из-за чего, но не представлял, куда идти дальше. Джек тоже был не в лучшей форме, так что судьбой было велено, что мы не поиграем вместе долго. Многие супергруппы отлично смотрятся на бумаге... Но кто может предугадать, как всё повернётся на деле."
   В 1990 г. Мик сказал в интервью "Downbeat", что Джек Брюс был самым ярким и интересным музыкантом из всех, с какими он когда-либо играл. То же он повторил в журнале "Total Guitar" (март 1999 г.): "Ранний фьюжн вроде "Crusaders" очень вдохновлял меня, как и Джек Брюс, чьи корни в джазе и блюзе... Те три альбома, что он записал после распада "Cream" - одни из лучших альбомов, когда-либо записанных в Англии. Джек показал мне несколько открытых настроек, например, настройку Em7 в песне "Rope Ladder To The Moon". Мик Тейлор и Карла Блей тогда начали работу над сольными проектами; первый из них был альбомом мужа Карлы Майка Минтлера, а второй состоял из совместных песен Тейлора-Блей, созданных ещё для группы Джека Брюса. Ни один из этих проектов не увидел свет.
   Мик присоединился к группе Брюса с чувством того, что не может играть вне коллектива и не готов к началу сольной карьеры. Играя с ним, Мик исполнил много замысловатых и прочувствованных партий гитары, на этот раз в стиле джаз-рока, но ему опять-таки не дали возможность воплотить в жизнь собственные музыкальные идеи. Мик не изъявлял желания, не чувствовал потребности в создании собственной группы, и заявлял об этом прямо. Жизненный опыт со временем заставил его пересмотреть свои взгляды.
   После распада группы Джека Брюса в конце 1975 г. Тейлор испытывал смешанные чувства: "Расставшись с Джеком, я долгое время ничего не делал, потому что одна мысль о том, что я могу создать похожую группу с кем-то вроде Джека (а он отличный музыкант), действовала на меня так, что я опускал в отчаянии руки. Меня освобождал от иллюзий тот факт, что как бы музыканты не уважали друг друга, когда создаётся группа, в силу вступают разные факторы, мешающие продолжать сотрудничество, находить что-то общее между собой, создавать что-то новое.("Record Review", октябрь 1979)"
   "Когда я говорю, что ничего не делаю, это значит, что у меня случаются записи время от времени, но я не присоединяюсь к группе, не строю долговременных планов. Мне казалось, что пришло время встать на землю обеими ногами и определиться с тем. чего я хочу. Я сидел дома, начал играть на фортепиано, и это принесло мне много приятных сюрпризов, так как я был и остаюсь гитаристом. Возможно, фортепиано принесло мне столько удовольствия потому, что у меня долго не было возможности заняться им. Я подобрал много аккордов, о существовании которых я и не подозревал, играя на гитаре. Когда играешь на гитаре долго, вырабатывается определённый строй мыслей, и ты не просто сидишь занимаешься инструментом, а непроизвольно выдумываешь какой-нибудь рифф или последовательность аккордов. На фортепиано есть такие аккорды, которые невозможно взять на гитаре. Именно тогда я начал сочинять песни - в основном инструментальные.
   Жил я в деревеньке близ Сассекса. Будучи участником "Stones", я никак не мог дать самому себе оценку как музыканту, и теперь наступила пора прочувствовать, в каком направлении идти дальше. Я не потерял интереса к музыке, но мне пришлось довольно долго собираться с мыслями, что играть. Признаюсь честно, я был ленив, вял, сыт и отстранён от мира. Время - деньги. ("Guitar Player", февраль 1980)" Конечно же, Тейлор был ещё молод - он перешагнул 25-летний рубеж, добрый десяток из которых был отдан музыке. Путь от стабильных гастролей с "Bluesbreakers" до рок-н-ролльного цирка "Stones" был просто головокружительным. Во второй половине 70-х его семейная жизнь с Розой разладилась, и появился ещё один шанс начать всё сначала. Таким образом, Мик стал следовать принципу, высказанному в совместной с Джоном Мэйоллом песне "Marriage Madness" (с альбома "Back to the Roots"): семейная жизнь для блюзмена - это погибель.
   Он продолжал упражняться на гитаре, чтобы достойно выглядеть на случавшихся время от времени записях. В марте 1976 г. он играл на 4-х песнях в альбоме "Sirkel & Co.", его имя написано на обложке прямо под названием: "Специальный гость - Мик Тейлор". Альбом продюсировал Робин Миллэр, с которым Мик работал ранее. В записи также участвовали Ронни Лихи, один из клавишников в группе Брюса, и Колин Аллен. Интересны заглавия песен с участием Мика: "Living In The Laid Back", "Riff A Bit", "I Haven't Got Too Much Time", "Up On Your Cloud". Это не разухабистые хиты, но их приятно слушать, в них есть удачные ходы. Не так много времени спустя британский режиссёр Ник Роуг встретился с экс-солистом "Mapas & Papas" Джоном Филлипсом, чтобы поручить ему создание музыки к фильму "The Man Who Fell On Earth" c Дэвидом Боуи в главной роли. В откровенной автобиографии "Papa John" (1986) Филлипс пишет: "Я спросил, почему Дэвид Боуи, который дебютировал в фильме как актёр, не напишет музыку. Роуг хотел нечто со звуками банджо, фолк-музыку в американском духе, поскольку по сценарию инопланетянин падает с небес на юго-запад США. "Дэвид не сможет сочинить такого,- сказал Роуг,- Мы спросили у него, кого он посоветует нам, чтобы написать музыку, и твоё имя было первым, чо слетело с его уст." " В 5-й главе под названием "Rolling Stoned" Филлипс, друг и собутыльник Джаггера и Ричардса, рассказывает, как в этот проект влился Мик Тейлор. Чтобы не исказить истину, приводим слова самого Филлипса, исключая скучные описания пьянок и т.д. Если музыка, записанная в то время, когда-нибудь выйдет официально, она станет важной вехой в музыкальном наследии Тейлора. Итак, слово Джону Филлипсу.
   "Первое, что я предпринял для фильма, это нашёл Мика Тейлора, лохматого, светленького блюз-рокового гитариста, заменившего в "Rolling Stones" Брайана Джонса. Я считал, что Мик не просто играет, а исполняет что-то вроде блюзового балета на своей гитаре. Мне сказали, что борясь с героиновой зависимостью, он сделался затворником. Мик внезапно покинул "Stones" пару лет назад, и его заменили Роном Вудом. Я слышал, что это было не полюбовное раставание. Я узнал адрес Мика от одного друга, пришёл к его дому и постучал в дверь. Мик выглянул, чуть приоткрыв её. Мы виделись с ним раньше, но он не узнал меня. Я сказал, чего мне от него надо - он только огрызнулся: " Я не играю на гитаре уже 2 года" и захлопнул дверь. Я попросил его снова выглянуть. Он посмотрел на меня на свету. " Который ты ? - спросил он едва слышно (видимо, глядя на фото "Mamas & Papas"), - высокий и худой в смешной шляпе и с бородой ?"
   В таком духе наш разговор продолжался часа 3, но всё-таки я убедил его помочь мне. "Хорошо, он пожал плечами, - я буду играть." Процесс работы над музыкой был просто невероятным. Мик возглавил группу из 4-х человек, которую я собрал лично. Я выступил в роли продюсера. Я напел все вокальные партии, сочинил музыку, и специальный человек записал её нотами, так как я до сих пор не владею нотным текстом. Я многого ожидал от Тейлора. Он оказался очень понятливым, и к тому же настоящим виртуозом. Мы записывались в двухэтажной квартире на Глиб-Плейс, более походившей на чердак. За углом находились дома Мика Джаггера и Кита Ричардса. На 2-м этаже была студия, большая просторная комната с естественным освещением. (Здесь Филлипс немного углубляется в рассказ, как они с Китом принимали кокаин и героин - этот момент опущен.) Как-то вечером он (Кит) пришёл ко мне, здесь уже был Мик Тейлор. ...Вначале они были как с холода, но потом "разогрелись" на гитарах. Гитаристы, скажу вам, становятся совершенно другими людьми, когда берут в руки "Gibson" или "Fender". Всю ночь мы играли блюз и рок, словно в забытьи.
   Музыка к фильму была готова в апреле, и "Stones" отправились в турне. (Здесь Филлипс рассказывает, как он принимал наркотики с Дж. Полом Гетти Третьим, упоминает о своём романчике с Бьянкой Джаггер и как он "колбасился" с Миком Джаггером - эти места тоже пропущены.) Просто чудесно было сидеть вместе с Миком (Джаггером) в деревенской тиши на исходе лета, потом возвращаться в отель, выпивать бутылку хорошего вина и играть на гитаре. Я пел ему много песен - из моего кабарешного репертуара, из фильма Роуга, в том числе самые новые. Кажется, они ему понравились. "Тебе надо бы сделать из них альбом, дружище," - сказал он. " - Они просто потрясающие." "Давай вместе, - ответил я, - ты будешь продюсером, я запишу их". " - О-кей, начнём на следующей неделе" ".

На предыдущую             Назад             Далее